Андрей Сенюшкин

zizis


Tadahii Zizis

Фотография есть субъективная реальность, данная нам с оптическими искажениями.


Previous Entry Поделиться Next Entry
1185
Андрей Сенюшкин
zizis


Как-то надысь, той весной кажись, обещал я вам рассказать про одну интересную книжку, которую читал в то время. Книгу я, естественно, уже давно дочитал, а рассказать забыл. А сейчас я ее же слушаю в машине (хобби у меня такое, чтоб потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые в пробках годы) и вот вспомнил про свое обещание.

Мне кажется, трудно найти человека из Советского Союза, который не знал бы историка и востоковеда Игоря Всеволодовича Можейко. Может быть не все его знают как знатока Юго-Восточной Азии, но уж как писателя-фантаста Кира Булычева знают абсолютно точно. Его фантастическими произведениями я зачитывался в детстве и периодически перечитываю и сейчас. Пожалуй, Булычев, Стругацкие, Азимов и Хайнлайн стали моими первыми и любимыми авторами в умной фантастике.
Пару лет назад я с удивлением понял, что если Булычева я читал наверное всего, то Можейко как автор для меня совершенно неизвестен. А между тем, Игорь Всеволодович под своим именем писал не менее интересные произведения, и не фантастику, а книги на основе исторических фактов.
1185 - книга о событиях конца XII века в различных государствах. Интересные истории, необычные взгляды на события. Книга еще раз подтверждает, что на исторические события нельзя смотреть с одной точки зрения. Если брать всю картину событий за какой-то определенный отрезок времени - переплетения и взаимосвязи могут удивить даже искушенного читателя. Книгу всячески рекомендую, ее можно читать и как обычную беллетристику, слог узнаваем и знаком с детства.

Немного выдержек из книги, для затравки.
"История стран и народов подобна рекам. Эти реки текут во времени, становясь шире, принимая притоки, проносясь порой в стремнинах, а иногда разливаясь. Размышления о людях и талантах прошлых веков привели меня к желанию не только заглянуть в те времена, но и нарушить закон плавания по рекам: пересечь водоразделы, шагая поперек течения рек, то есть оставаясь в пределах узкого отрезка времени.
1185 год…
Относительное затишье. Не только в Европе, но и в Азии – в Китае, Индии, Иране. Мир разобщен, суров, но чем более вглядываешься в его жизнь, тем более богатым и разнообразным он представляется. И тем яснее понимаешь, что его невозможно охватить и описать целиком. Путешествие через водоразделы приведет к тому, что на некоторые реки мы лишь взглянем, переправляясь через них, на берегах других задержимся. Ведь это не строго научное исследование, а рассказ о людях, которые жили, страдали, любили, умирали восемьсот лет назад."

Удивительная история короля Джаявармана VII и его страны.
"Первые годы его правления ушли на подавление восстаний и волнений в дальних провинциях, а когда в стране воцарился мир, Джаяварман приступил к восстановлению столицы. Это было естественно, но Джаяварман пошел дальше всех своих предшественников.
Немалых средств и усилий потребовало возрождение ирригационных систем и водохранилищ, ремонт плотин и каналов, разрушенных за время двадцатилетней смуты. Но без возрождения хозяйства попросту не было бы средств для исполнения широкой программы, задуманной Джаяварманом. Ведь завоевательных войн Ангкор тогда не вел, царь отказался от них.
Отстроив разрушенную тямами столицу, Джаяварман обнес ее стометровым рвом и каменной стеной высотой восемь метров: он надеялся, что такие укрепления будут не по зубам врагу, даже если он сможет добраться до Ангкора. Сохранились мосты через рвы, каждый шириной пятнадцать метров. На обеих сторонах моста сидят по пятьдесят четыре каменных гиганта, которые держат на руках огромную каменную змею – она и служит перилами.
Ров и внешняя стена города достигают в длину тринадцати километров. Но ограниченная ими территория – лишь религиозный и административный центр столицы. Горожане жили за ее пределами, в кварталах, тянувшихся вдоль каналов.
Одновременно Джаяварман наводил порядок во всей империи. Были проложены широкие мощеные дороги, связавшие столицу с провинциальными центрами. Они шли по высоким насыпям, так, чтобы в половодье вода не достигала дорожного полотна.
«Дорога дружбы», соединившая Ангкор со столицей Тямпы, тянулась на семьсот пятьдесят километров, а длина Южной дороги, петлей обегавшей приморские провинции, составляла девятьсот километров.
Но проложить дороги было еще полдела. Джаяварман решил позаботиться о тех, кто будет путешествовать по ним. Вдоль дорог были построены гостиницы, всего сто двадцать одна. Развалины пятнадцати гостиниц были найдены археологами. Все они сооружены по «типовым» проектам. Это каменные здания длиной по фасаду в пятнадцать метров. Внутри находились жилые помещения с очагами.
Следующий шаг Джаявармана был уж совсем необычным. Он приказал построить во всех провинциях империи больницы. Было построено более ста больниц. В надписи, найденной возле одной из них, приводятся слова Джаявармана, сказанные им о самом себе: «Он страдал от болезней своих подданных больше, чем от собственных, ибо горести народа, а не свои горести составляют заботу царей».
Было бы заблуждением полагать, что эти больницы представляли собой примитивные лечебные пункты, где знахарь выдавал снадобья страждущим. Сохранилось их «штатное расписание». В каждой работало девяносто восемь человек – врачи и обслуживающий персонал. Лекарства они получали с царских складов. К каждой больнице были прикреплены деревни, которые снабжали больных пищей, за что освобождались от налогов.
Пожалуй, подобного не сыщешь ни в одной средневековой стране.
Позаботившись о телесном здоровье народа, Джаяварман перешел к делам духовным. В столице и провинциальных центрах были открыты многочисленные школы для ремесленников и художников. При буддийских монастырях и независимо от них существовали школы, где преподавали философию, риторику и искусство поэзии. Была создана даже академия для женщин, которую возглавила жена Джаявармана Индрадэви, женщина мудрая и ученая. Ей принадлежат выбитые на камне слова о Джаявармане: «Он поднялся для того, чтобы спасти землю, отягощенную грехами».
В стране царит мир. Правит ею царь, который столько раз отказывался от власти и пришел на помощь народу лишь в час крайнего бедствия. Мудрая власть его – отеческая рука, простертая над миллионами подданных…
И самое удивительное, что все это – правда.
До определенного момента.
Неизвестно, произошла ли перемена в Джаявармане мгновенно и однажды утром он проснулся другим человеком или этот процесс шел постепенно – процесс превращения человека, чуждого тщеславия, в тирана, страдающего манией величия.
Можно примерно указать тот рубеж, после которого мы уже не видим прежнего Джаявармана. Это конец 80-х годов.
Почва для такого превращения была подготовлена традицией Ангкора, культом бога-царя. Культ личности как бы сидел в засаде, поджидая момента.
И дождался.
Старый царь провозгласил себя живым богом, земным воплощением бодхисаттвы Локешвары, будущим Буддой. И, разумеется, чакравартином – покорителем вселенной.
Джаяварман в одночасье забывает о собственных принципах. И на страну, лишь недавно вздохнувшую свободно и поверившую в приход счастливых времен, обрушиваются страшные бедствия. Царь собирает громадное войско и бросает его против Тямпы, шлет армию завоевывать Южную Бирму, покоряет княжества Южной Малайи.
Но войны, которые будут идти без перерыва до самой смерти Джаявармана, – только одна часть беды. Вторая – безумное строительство сооружений, призванных возвеличить живого бога. Оно тоже будет вестись непрерывно до самой смерти Джаявармана.
Вчерашний благодетель обескровил государство. И трагедия усугублялась тем, что прожил Джаяварман удивительно долго. Судя по надписям, он умер лишь в 1218 году, дожив до девяноста лет."

Можейко написал более ста исторических работ, у меня в планах найти и прочитать хотя бы часть из них. И буду признателен за советы и мнения про его произведения.
Фото храма Байон нагло сперто из интернета посредством Яндекса.

Последние записи в журнале

  • Мото, лето, пыль и фото

    А закину-ка я сюда пару-тройку фоток мотоциклов. Но не из-за того, что они про двухколесное пыльное, а потому, что в тот день было лето. - 01 -…

  • Сказ про то, как два мужика в Несь ходили

    Идея поехать в сторону Мезени возникла примерно перед Новым годом и тихо-мирно отлеживалась до февраля. Вообще, конечно, я хотел в сторону…

  • А тем временем в Казани

    Чего-то журнал мой можно уже переводить в раздел "по волнам моей памяти" :) Снова я про Татарстан. Оттуда приходят новости, но пока непонятно,…


  • 1
Да он уже десять лет назад умер. Или 13...

  • 1
?

Log in